9/25/2007

Страна Киев Почему жители столицы не чувствуют себя хозяевами города Оксана МИКОЛЮК, «День»

Нарисовать портрет рядового киевлянина, как за это принялись столичные социологи и политтехнологи на круглом столе «Рядовой киевлянин. Кто он?» — вряд ли под силу: сильно сказалось общественное расслоение (социальное и экономическое), а также миграция граждан Украины. Специалисты могут выделить лишь определенные особенности, которые присущие большинству киевлян, которые не так свойственны жителям других городов. Поэтому, большинство киевлян имеют высшее образование, вследствие этого они попадают в категорию интеллигентов, занятость — в нематериальной сфере, завышенный уровень требований (ко всем, но не к себе), неудовлетворенность жизнью (работой, зарплатой, возможностями для отдыха), низкий уровень общественной активности и умеренная ксенофобия. Можно было бы добавить еще много характеристик, но результат будет один — «средняя температура по госпиталю». 

В общем же, согласно официальным данным, в Киеве живет 2,7 миллиона человек (по неофициальным — пять), 80% из которых разговаривают на русском языке, 20% — на украинском, хотя в то же самое время 60% категорически против второго государственного языка. Также социологи считают, что коренными киевлянами (во всяком случае во втором поколении) в лучшем случае является каждый седьмой.
ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ И ПРОБЛЕМА КСЕНОФОБИИ
Всем известно, что с экономической точки зрения в Киеве жить лучше, чем где-либо в Украине. Средняя зарплата уже превысила 300 долларов, предложений работы — хоть отбавляй, главное — чтобы было желание работать. Даже в киевском центре занятости говорят, что у них на учете состоят те, кто «перебирает» работой и не хочет работать за низкую зарплату.
Тем не менее, утверждают социологи, жители Киева постоянно недовольны своей жизнью. «При оценке своего экономического положения процент киевлян, называющих его хорошим (при всех преимуществах), не выше, а то и ниже, чем в целом по Украине, — отметил директор Института глобальных стратегий Максим Стриха. — Киевляне привыкли к определенному стандарту жизни и даже в 1999 году, получая зарплату 500 долларов, могли чувствовать себя хуже, чем жители другого областного центра с зарплатой в 500 гривен». В соответствии с последними исследованиями социологов, средний класс, который должен быть стержнем развития общества и на который должна опираться власть, в Киеве не превышает 10—11%, а, по мнению доктора социологических наук, президента социологической службы «Социс-ЦСПИ» Михаила Чурилова — таких в столице приблизительно 15%. Как не удивительно, говорят эксперты, эти люди не любят идентифицировать себя со средним классом (чтобы не «светить» доходы).
Также, из-за возможности подработать в столице, сюда уже добрый десяток лет съезжаются люди со всей Украины: кто-то здесь остается жить, кто-то работает посезонно, но картина Киева от этого становится более пестрой и возникает еще один вопрос: ксенофобия и толерантность к людям других национальностей. По мнению научного сотрудника Института социальной и политической психологии АПНУ Олега Покальчука, в этом вопросе киевляне не отличаются от всех украинцев. «У нас существует бытовой расизм и ксенофобия. Но люди, как правило, больше всего боятся тех, о ком они меньше всего знают. Например, в Крыму не любят поляков, в Западной Украине — россиян. Хотя для этого абсолютно может не быть оснований», — приводит он пример.
Количество людей из других регионов, живущих в Киеве, довольно сложно подсчитать, потому что немногие признаются, что у них нет столичной регистрации. Поэтому мысли социологов относительно их точного количества отличаются: одни говорят, что таких — около миллиона, другие — что 2,5 миллиона. По наблюдениями экспертов, к таким людям киевляне относятся довольно-таки лояльно, если они не сорят в подъездах, содержат в чистоте квартиры, которые снимают и ведут себя прилично в общественных местах. «Как любой лондонец или парижанин, киевлянин может несколько отчужденно относиться к приезжим, но не нужно забывать, что эти люди платят налоги в городской бюджет», — отметил Максим Стриха.
Специалисты вспомнили, какой всплеск недовольства в прессе вызвала идея Черновецкого внедрить специально для приезжих «карточки учета». И нашли этому свое объяснение: журналисты, которые писали на эту тему, также родом не из Киева.
ГРАЖДАНСКАЯ АКТИВНОСТЬ
Оранжевая революция породила большой всплеск гражданской активности, еще одного такого неизвестно когда дождемся. Особенно, если взять высказывание специалистов, называющих киевлян инертными и ориентированными на то, чтобы им что-то «дали». «Люди ожидают, что их будут дотировать, никакой трансформации в общественном сознании нет, — говорит киевский политтехнолог Павел Карайченцев. — Могу привести пример. В районе Воскресенки есть много старых домов — облупленные, со страшными подъездами, но их жители ничего не предпримут для того, чтобы сделать хотя бы косметический ремонт, поменять двери или поставить домофон. Люди ожидают, что их оттуда переселит киевская власть...»
Ориентация на то, что проблемы людей решит какой-то «дядя» или «тетя» — это еще одна особенность столичных жителей (в конечном счете, в различной степени это характерно для всей Украины). Причем, практически у всех жителей столицы власть отождествляется только с мэром. «Наши исследования, которые мы провели перед выборами 2006 года, показали, что никто из киевлян не может назвать председателей районного совета, не то что кандидатов в депутаты! Власть — это Черновецкий», — возмущается низким уровнем гражданской образованности Николай Чурилов. Но сотрудничество между общественностью города и городской властью возможно только при сотрудничестве с районной властью, по-другому, выходит только имитация сотрудничества. Поэтому получается так, что мэрия занимается только теми проблемами, которые уже «вылезли» и не работают на предупреждение. Более того: в Киеве, как и во многих городах, много проблем можно и следовало бы разрешить, учитывая мнение киевлян, но этого никто не делает.
Власть в столице меняется, а проблемы остаются — застройка, мусор, транспортные развязки и тому подобное. Жизнь показала, что с приходом к власти Леонида Черновецкого ничего не изменилось. Собственно, социологи считают, что его приход к власти лучше не обсуждать, потому что в этом кроется «очень много тайн». Одну из них озвучил Николай Чурилов: собственно то, что Черновецкий ввел в избирательную гонку новизну — покупать не голоса (а продуктовые пайки? — Авт. ), а территориальные избирательные комиссии. Таким образом получается, что и власть в Киеве — «самодостаточная», и жители — также, поскольку им ничего не остается.
КУЛЬТУРНАЯ «ПОЛИТИКА» И МЕНТАЛИТЕТ
Как свидетельствует жизнь, в любом обществе самой активной является прослойка интеллигенции, но Киев сильно зацепила проблема «оттока мозгов». Потери — колоссальные, считает Максим Стриха. По его мнению, и теперь этому способствует отсутствие соответствующей политики городской власти. «На днях мне позвонила по телефону профессор Петрова — доктор философии, художник, чьи иллюстрации закупила библиотека Британского музея, — рассказал он. — Она жаловалась на то, что у нее отбирают ее мастерскую... А что нужно художнику для работы? Мастерская! Теперь у киевских художников массово отбирают мастерские, расторгают договора с художниками, туда «заселяют» бизнесменов. Все это делается с молчаливого согласия городской власти. Но нас ожидает грустное будущее, если в Киеве останутся те, кто удачно продает вещи на Андреевском спуске, а не те, чьи вещи закупает Британский музей».
По мнению Олега Покальчука, пока что в Киеве не сформировалась своя урбанистическая культура, поскольку ее носителей маловато, а Киев — в процессе формирования себя, как мегаполиса.
«Учитывая инерционность украинской психологии, думаю, что у большинства киевлян — еще сельский менталитет, — считает он. — Это хорошо и одновременно плохо. Плюсом такого менталитета является апелляция к категориям морали, вес семейных связей, а «минусом» — медленная реакция на изменения, непринятие нового, тщеславие. Это связано с общением и создает проблемы имитации, то есть люди любят притворяться: у нас очень много в жизни имитаций, которые выдают за действительность». Также эксперты утверждают, что у жителей Киева довольно-таки серьезная проблема с самоидентификацией, и что они не чувствуют себя хозяевами города. По мнению Павла Карайченцева, для многих жителей столицы их «киевом» является район, в котором они родились и общество, в котором они выросли: «Это человек из нашего сильпо». В то же самое время, урбанизация наложила и позитивный отпечаток на характер киевлян — быструю реакцию для принятия решений, большую прямолинейность во время общения (притворство, считает Олег Покальчук, в мегаполисе не действует), открытость к изменениям, мобильность и тому подобное.
Поэтому, портрет рядового киевлянина — вещь очень неконкретная, противоречивая и непостоянная. Понятно, что этот «портрет» будет дорисовываться и корректироваться жизнью — процессов глобализации нам не избежать. И желательно, чтобы, меняясь, киевляне становились более активными в общественной жизни. Ведь в любом случае, на поведение, стиль жизни, активность жителей столицы смотрят все. Ведь очень жаль, если для хорошего примера не находится оснований.
№94, среда, 13 июня 2007

0 коментарі:

Отправить комментарий