9/25/2005

Киевсовет: лабиринты Минотавра

Оксана Козак, «Главред», 14.11.05 // 11:57
В столице самый большой интерес по-прежнему вызывают выборы Киевского городского головы. Выборы же в Киевсовет, а тем более в районные советы столицы как бы спущены на тормозах. Но это только кажется. Не зря эксперты и технологи, собирающиеся поучаствовать в электоральных работах на выборах-2006, еще с лета стали во всеуслышание обсуждать, сколько, к примеру, будет стоить мандат депутата города Киева на выборах-2006. За полгода обсуждения цена вопроса выросла от одного до двух или даже пяти миллионов долларов. Разумеется, эти заинтересованные лица могут ошибаться в цифрах, но то, что спрос на членство в Киевсовете будет большим, несомненно.

Круг «жаждущих» оказывается весьма широк: это и «старые» представители киевской власти, и бизнесмены с разными аппетитами и возможностями, и политические деятели, вынужденные покинуть коридоры власти всеукраинской, и молодая поросль, почувствовавшая вкус политики год назад на Майдане и считающая Киевсовет хорошим трамплином для дальнейшей политической карьеры.  
Впрочем, мандат депутата Киевсовета всегда котировался достаточно высоко. Теперь же, в новейших условиях, его цена тем более возрастает.  
Цена вопроса
Что такое город Киев в плане ресурсов и возможностей, наверное, объяснять не надо. Высокая политика сосредоточена в «печерском треугольнике», вопросы большой экономики и бизнеса решаются в сотне-другой киевских офисов, все же остальное, по сути, отдается на откуп городской власти – Киевскому городскому голове, Киевсовету, городской и районным администрациям.      
«Все остальное» это: приватизационные процессы и землеотвод, немалые бюджетные средства столицы и возможность их распределения, привлекательные тендеры, создание коммерческих компаний при коммунальных бюджетных предприятиях, инвестиции и т.п., вплоть до согласования всевозможной документации и приоритетного получения «первой подписи» Киевского городского головы. То есть ресурсы, влияние на работу исполнительных органов власти, лобби. За все это, действительно, стоит побороться.
Полномочия Киевского городского головы и Киевского городского совета определены Законами Украины «О местном самоуправлении» и «О столице Украины – городе-герое Киеве» ( www.kmr.gov.ua/rada.asp?Id=3 ). Полномочия «простых» местных советов и их председателей и Киевсовета во главе со столичным мэром, несомненно, отличаются в пользу последнего.
Учитывая проведение местных выборов по пропорциональной системе, а значит, канализирование интересов и возможностей различных политических сил в Киеве, результаты и последствия этих выборов в Киевсовет, в принципе, предсказуемы, хотя не исключены и сюрпризы. В конце концов, политика, по мнению американца Гарольда Ласвелла, это: кто получает, что получает, когда получает, и как получает.  
Учитывая также возможные законодательные новеллы, а, именно, введение статуса неприкосновенности депутатов местных советов и др., а также возможность приобщения к мощным ресурсам, которыми располагает столица и предоставляет столичная власть, возможность защиты собственности и наращивания бизнеса, интерес к мандату депутата Киевсовета приравнивается к вожделению мандата парламентария, а может даже превышает его.. Этот мандат сегодня вполне сопоставим с выгодным стратегическим капиталовложением, не имеющим почти никакого отношения к миссии делегата интересов общины.
Впрочем, процесс «оккупации» и «капитализации» Киевсовета начался еще на прошлых выборах в 2002-м.
Парабола киевской «советской» эволюции
Киевсовет – такой же динамичный и эволюционирующий организм, как и любая другая структура, подверженная политическим веяниям и конъюнктуре, личности руководителя, явным и декларируемым целям и задачам. К тому же, как было сказано выше, эта структура обладает особым статусом и возможностями по сравнению с подобными муниципальными структурами Украины. Чтобы представить, как может выглядеть это образование в будущем, стоит взглянуть на его предшествующие эманации.
К примеру, Киевсовет 1994-го был антагонистом столичного мэра и председателя совета Леонид Косакивского: так случилось, что Косакивский  взошел на столичный трон фактически в одиночестве, без команды, а кресла в подчиненном ему совете заняла политическая сила его оппонента на выборах мэра Владимира Черняка.
К чему это привело? В Верховный Совет и на имя Президента без конца шли запросы депутатов Киевсовета по поводу деятельности чуждого им председателя горсовета, вплоть до решения Киевсовета от 25 апреля 1996 года, где черным по белому было написано:
«Работу КГГА признать неудовлетворительной, выразить недоверие председателю Киевсовета и обратится к Президенту Украины с просьбой освободить Леонида Косакивского с должностей, которые он занимает…»
Правда, тогда говорили, что эта опала в значительной мере подкреплялась тем, что Косакивский – все-таки креатура Леонида Кравчука, поэтому на президентских выборах 1994-го Киев поддержал именно его, а не выигравшего гонку Леонида Кучму. И разобравшись, что за страна ему досталась, Кучма таки задал себе и своему окружению вопрос: «Кто и как голосовал?»
Так тихой, но уверенной сапой к власти в Киеве пришел Александр Омельченко: с 1996-го как председатель исполнительной власти в городе, с 1998-го как председатель Киевсовета и, наконец, в 1999-м и 2002-м как Киевский городской голова. В Киеве началась «эпоха Омельченко», параллельная во времени с «эпохой Кучмы», но, в отличие от нее, не закончившаяся и имеющая неплохие перспективы на продолжение.
Александр Омельченко, может быть, как никто другой, нутром чувствовал веяние времени и сущность политического момента. К примеру, придя во власть, президент Леонид Кучма решил, что целесообразно выстраивать жесткую президентскую вертикаль власти в рамках президентско-парламентской республики.
В эту кучминскую модель «сильного президента» как нельзя лучше вписывалась концепция «сильного мэра», которую с приходом во власть начал внедрять Александр Омельченко. Он добился принятия Закона Украины «О столице – городе-герое Киеве», предполагающего, в частности, сочетание должностей столичных председателей советов и председателей соответственных (городской, районных)  администраций. Связь с административным аппаратом и городской казной обеспечивала столичному мэру реальную силу, а подотчетность возглавляемому им Киевсовету была не более, чем формальностью.
Поначалу, в Киевсовете 1998-2002-го Александр Омельченко даже не особо скрывал «сюзеренское» отношение к депутатскому корпусу: практически любое решение Киевского городского головы Киевсовет поддерживал. Тогда в Киевсовете заседали лояльные к Омельченко люди, как правило, совмещающие депутатство с должностью в каких-либо городских управленческих структурах, либо “творческие” политические личности, с большим или меньшим успехом занимающиеся депутатской работой в своих округах.
Какого-то особого антагонизма в вопросах политики и бизнес-интересов в стенах Киевсовета не наблюдалось: позиции депутатов и Киевского городского головы в большинстве случав совпадали. К тому же, в конце прошлого века в Киеве еще не наблюдался строительный бум, приносящий баснословные доходы, не было такого количества торговых площадей и др. Все это началось чуть позже, в 2000-2001, и заинтересованные лица поняли, что для пользы дела стоит иметь на лацкане пиджака представительский значок горсовета и возможность решать многие вопросы непосредственно на Крещатике, 36.
Портрет Киевсовета-2002-2005: до революции
В 2002-м, после выборов, состав Киевсовета не значительно, но поменялся.
Несмотря ни на админресурс, ни на тотальную рекламу «коммунальной» партии «Єдність» в городе, на выборах в парламент Киев все-таки, в большинстве своем, проголосовал именно за блок «Наша Украина». Но на выборах в городской и районные советы результат был явно в пользу Омельченко и его политической силы. Относительное большинство в Киевсовете получила партия «Єдність» - 42 из 90 мандатов.
К тому же, мандаты депутатов Киевсовета, в отличие от предыдущего его состава, получили 35 руководителей бизнес-сруктур, в том числе коммунальных и приближенных к руководителям государства.
На этой благодатной почве председателю Киевсовета Александру Омельченко удалось сколотить привычное для него абсолютное большинство, как и прежде позволяющее проводить практически любые решения.
«Мэрская» мега-фракция столичной партии власти «Єдність»  насчитывала тогда более 40 голосов. В Киевсовете также была создана немногочисленная, но «мобильная» провластная фракция-сателлит «Киев Трудовой». Эта фракция, по мнению экспертов, появилась в результате административного решения самого городского головы с целью микширования тотальной победы «Єдності» и, не в последнюю очередь, для выполнения обещаний, данных партийным лидерам «Трудовой Украины» накануне выборов в ВР.
Новеллой  в Киевсовете стала фракция крупного столичного бизнеса “Европейская столица” из 20 человек, которую возглавил влиятельный киевский бизнесмен Лев Парцхаладзе. А инициатором и идейным вдохновителем ее создания стал – кто бы вы думали? Тогдашний заместитель ГНАУ, начальник ГНАУ в г.Киеве Анатолий Брезвин, лишившийся этой должности в процессе кадровой постреволюционной ротации. Эта фракция, по понятным причинам, вынуждена была демонстрировать лояльность Киевскому городскому голове, что, впрочем, не мешало бизнесменам по некоторым вопросам иметь особое мнение.
Механизмы формирования большинства в нынешнем Киевсовете мало отличались от одноименного процесса в Верховной Раде: близость к власти в силу присутствия в этой власти и бизнес-интересы, ради которых, собственно, и добывался мандат.
Итак, 30 депутатов Киевсовета работают в КГГА или же в других административных структурах города, т.е. верны Омельченко по определению. Так, 10 из 13 заместителей председателя КГГА Александра Омельченко являются депутатами горсовета: это бессменные члены его команды Иван Фоменко,  Виктор Падалка, Валерий Бидный, Иван Данькевич, Михаил Голыця, Валерий Кирьян и др.
Некоторые из депутатов Киевсовета - заместителей председателя КГГА, также возглавляют ключевые управления горадминистрации.
К примеру, Михаил Голыця длительное время является начальником Главного управления жилищного обеспечения, при котором, помимо прочего, создано ряд коммерческих структур, как, к примеру, финансовая компания «Житло-інвест», привлекающих средства граждан в жилищное строительство.
Валерий Борисов (экс-президент концерна «Київпідземшляхбуд») возглавляет Главное управление экономики и инвестиций, Игорь Лысов (экс-заместитель председателя Московской РГА г.Киева, до 2004-го – председатель правления кампании “Лико-Холдинг”) - Главное управление коммунальной собственности. Николай Георгиевский (председатель правления ЗАО «Энран»), назначенный летом 2005 года, курирует малый и средний бизнес.
Кстати, еще один из заместителей главы столичной исполнительной власти – начальник Главного управления земельных ресурсов Анатолий Муховиков, несмотря на всяческую поддержку городских властей, так и не получил заветный мандат депутата Киевсовета на довыборах в столичном округе №60 весной 2005 года. Правда, и его соперник Петр Головатенко, невзирая на поддержку блока «Наша Украина» и лично Президента Виктора Ющенко, также депутатом не стал. В округе №60 посредством судебных технологий был реализован сценарий «Так не доставайся же ты никому!»
В команду Александра Омельченко также входят «строители» - выходцы из родного Александру Омельченко «Киевгорстроя»: президент этого холдинга Владимир Поляченко, Василий Товстый (экс-председатель правления ОАО треста «Киевгорстрой-1» им. М.Загороднего), Петр Шилюк (гендиректор ОАО «Домостроительный комбинат №4») и др.

Отдельная группа лояльных Омельченко депутатов состояла из бизнесменов.
Среди самых заметных:
Лев Пацхаладзе (инвестиционная компания «ХХІ век», близкая к Богдану Губскому),
Андрей Иванов (председатель наблюдательного совета ОАО «Запорожсталь»),
Игорь Баленко (основатель торговой сети магазинов «Фуршет»),
Владимир Дейнега (гендиректор СП «Арго-Трейдинг ЛТД»),
Игорь Дзвонык (заместитель генерального директора СП «Арго Трейдинг ЛТД»),
Георгий Дигам (директор сети магазинов «Фокстрот»),
Игорь Вильдман (президент многопрофильного предприятия «Солидарность», собственник торгового комплекса «Петровка»),
Вячеслав Непоп (директор фирмы строительной  фирмы «Т.М.М.»),
Виктор Пилипишин (концерн «Стоик-Агротрейд»),
Александр Овчар (гендиректор сети торгово-развлекательных комплексов «Квадрат»), Игорь Скосарь (почетный президент СП ОАО «Bon Appetit», гендиректор ОАО «Валентин-АС»),
Дмитрий Андриевский (вице-президент концерна «Київпідземшляхбуд»).
На фоне всего этого фракция «Наша Украина» из 15-17 человек из партий – участниц блока «Наша Украина» (6 «штыков» ПРП, 2 – НРУ, 3 -УНП) и нескольких беспартийных мало что решала.
Впрочем, и с ними Омельченко всегда мог договориться. Достаточно вспомнить скандал с земельными наделами в заповедной Пуще-Водице, вспыхнувший в разгар Помаранчевой революции: кроме высокопоставленных лиц «старой власти», землю в Пуще должны были получить 88 из 90 депутатов Киевсовета, в том числе и «оппозиционеры» из «Нашей Украины» ( www.glavred.info/archive/2005/01/28/174928-9.html ). Приблизительно такая же схема была  задействована и с другими, менее известными земельными участками, отведенными под строительство. Что интересно, эта схема действует по сегодняшний день, причем интерес некоторых депутатов настолько велик, что даже Омельченко не может волевым усилием отменить или приостановить решения о выделении наделов под стройплощадки.
Любопытно, что в 2002-м, когда новоизбранным депутатам пришлось выбирать комиссии Киевсовета, в которых они бы хотели работать, около половины депутатского корпуса изъявила желание работать именно в комиссии по землепользованию либо, на худой конец, в комиссии градостроительства и архитектуры.
«Гениальность Омельченко в том, что, он, в отличие от «семьи» Кучмы, которая не хотела делиться ни с кем, создал уникальную для Украины систему круговой поруки, где дают и, соответственно, берут все и вся, - считает политолог Сергей Дацюк. – На сегодня такая система круговой поруки практически создана в Киевсовете. Эта система и является гарантией Омельченко…»
Портрет Киевсовета-2002-2005: после революции
Разумеется, Помаранчевая революция всколыхнула и Киевсовет: в связи с радикальними изменениями в политических верхах, началась миграция во фракции партий-победительниц из коалиции “Сила народа”. В общем, в Киевсовете происходит то же самое, что и в ВР, и в тысячах других советов во всей Украине: идет поиск площадок в условиях новой власти и грядущей пропорциональной системы виборов.
На сегодняшний день фракционная структура Киевсовета выглядит так.

НСНУ
Итак, во фракцию новой партии власти, вслед за вступлением Александра Омельченко в НСНУ, перешли и близкие к нему верные “еднивцы” Михаил Голыця, Виктор Падалка, Владимир Поляченко, Иван Фоменко. Некоторые их них также сменили партийность и ныне входят в Киевскую городскую организацию НСНУ, лидером которой является Николай Мартыненко. Председателем фракции является замглавы КГГА Валерий Борисов (он же входит в политсовет Киевской НСНУ).
«Нашеукраинцами» стали и уже упоминаемые бизнесмены Дмитрий Андриевский (концерн «Київпідземшляхбуд»), Вячеслав Непоп («Т.М.М.»), а также Владимир Присяжнюк (ООО «Кармен-Трейдинг»).
В этой же фракции – лидер общественной организации «Гражданский актив Киева» Александр Пабат. ГАК связывали с Николаем Мартыненко, но, похоже, организация находится в свободном плавании и пока работает на себя в ожидании самого удачного «капиталовложения» на будущих выборах. Негласным спонсором ГАКа называют внефракционного депутата Киевсовета Андрея Иванова, близкого к народному депутату и бизнесмену Василию Хмельницкому (летом 2005 года он перешел в парламентскую фракцию БЮТ). В сфере киевских интересов Хмельницкого – строительные площадки в столице, ОАО «Київхліб» и «Київмлин» и др. До революции поговаривали даже, что Хмельницкий готов к рывку на кресло столичного мэра – судя по всему, пока с этим не сложилось.
Сам Пабат до избрания в Киевсовет почти десять лет работал в структурах АТ «Финансы и кредит», близкого к народному депутату и бизнесмену Константину Жеваго, ныне пребывающему в парламентской фракции ПРП. Отец Александра Викторовича – Виктор Пабат, ныне является заместителем министра агропромышленного комплекса Александра Баранивского.
Интрига происходящего вокруг этой фракции в том, что, судя по всему, Александр Омельченко собирается выходить из НСНУ и идти на выборы самостоятельно, вне поддержки какой-либо одной конкретной политической силы или блока. Вполне возможно, что вслед за Омельченко свое партийное положение пересмотрят и другие близкие к нему люди.
К тому же, по данным опроса общественного мнения, проведенного фондом «Демократические инициативы» и фирмой «Юкрейн социолоджи сервис» в октябре нынешнего года, за  НСНУ (во главе с Романом Безсмертным и Юрием Ехануровым) были готовы проголосовать только 9,4% киевлян, за блок Виктора Ющенко – 19%, а баланс доверия к всеукраинским лидерам НСНУ Виктору Ющенко и Юрию Еханурову является негативным (-5% и –14% соответственно).
Группа БЮТ – «Сила народу» (ВО «Батьківщина», ПРП, ХДС)
Объединенная фракция Киевсовета ориентированных на Блок Юлии Тимошенко политических сил на сегодняшний день состоит из 13 депутатов. Впрочем, учитывая высокий рейтинг лидера БЮТ, «Сила народу» имеет хороший потенциал для роста. При этом, несмотря на высокий рейтинг БЮТ в Киеве (за этот блок на парламентских выборах проголосовали бы 26,8%, за блок вокруг БЮТ – 30,1%, баланс доверия Юлии Тимошенко в Киеве +10% - фонд «Демократические инициативы», фирма «Юкрейниан социолоджи сервис», октябрь 2005 г.), ярких личностей на уровне города в этом блоке пока не густо.
Разумеется, в киевском  ПРП есть нардеп Владимир Бондаренко, собирающийся на выборы мэра Киева, есть также Николай Томенко, намеренный сделать то же. Но сильного списка в Киевсовет-2006 пока нет. Политологи, кстати, говорят, что поход Николая Томенко на выборы Киевского городского головы имеет целью не столько победу в этой гонке (у Николая Владимировича на самом деле другие планы), сколько рекламу блока в Киеве, в частности, и для прохождения в Киевсовет.
Объединение фракций ПРП и ВО «Батьківщина» произошло совсем недавно: их председатели – Наталия Новак (ПРП) и Алексей Евлах (БЮТ), не принадлежат к когорте известных киевских политиков. Хотя, к примеру, Евлаха – самого молодого депутата Киевсовета, называют креатурой председателя киевской организации БЮТ Анатолия Семиноги.
Среди рядовых депутатов – “силонародцев” – известный антагонист Олександра Омельченко, лидер общественной организации “Форум спасения Киева” Виталий Комов, экс-заместитель председателя КГГА Юрий Россада, начальники управлений КГГА Даниэль Карабаев и Вячеслав Бычков, а также актриса Ольга Арканова.
Впрочем, как было сказано выше, потенциал для роста у этой фракции есть. Это, по мнению экспертов брендингового агентства Think Tank Павла Карайченцева и Тараса Загороднего, к примеру, киевская организация партии Богдана Губского “Единая Украина” и ее представители в Киевсовете Игорь Шовкун и Олександр Прогнимак, а также, возможно, группа “Европейская столица” Льва Парцхаладзе, на сегодняшний день практически растворившаяся в водовороте фракционного броуновского движения, но, при определенных обстоятельствах, вполне способная выкристаллизироваться.
Игоря Шовкуна – экс-заместителя председателя КГГА и неудавшегося председателя КГГА (в 2001-м году была попытка сместить с этой должности Александра Омельченко и поставить на его место Игоря Шовкуна), называют человеком Александра Волкова. Под его патронатом “демсоюзовец” Игорь Шовкун занимается проектом общественных приемных БЮТ в городе Киеве.
«Европейская столица»
Что касается “Европейской столицы”, то, несмотря на роспуск этой некогда мощной депутатской фракции и переходе ее лидера Льва Парцхаладзе во фракцию Народной партии Литвина, не все так плохо. К тому же в марте месяце в Минюсте была зарегистрирована политическая партия «Европейская столица»: ее реклама сейчас активно транслируется на волнах FM-радиостанций. Есть основания полагать, что этот проект ближе к выборам будет востребован, а ее лидер Лев Парцхаладзе окончательно определится, к какой политической силе примкнуть.    
Хранителем традиций БЮТ в этой группе является Ростислав Карандеев – начальник управления физкультуры и спорта КГГА, в 1998-м входивший в теневой Кабинет Министров Юлии Тимошенко, а во время ее вице-спикерства инициировавший создание фракции “Батьківщина” в Киевсовете.
Народная партия Литвина
С фракцией Кивсовета Народной Партии происходит приблизительно то же, что и с парламентской фракцией Литвина: туда, как в Ноев ковчег, стремятся те, кто хочет, по крайней мере, сохранить статус-кво. На сегодняшний день в эту фракцию входят 7 депутатов, четверо из которых – бизнесмены. Это Виктор Пилипишин (“Стоик-Арготрейд”), Игорь Вильдман (рынок “Петровка”), Игорь Баленко (“Фуршет”) и Лев Парцхаладзе (“XXI век”). “Литвиновцами” стали также зампредседателя Дарницкой РГА Михаил Гич, зампредседателя Голосеевской РГА Виктор Толстоног, а также экс-глава ГНАУ в г.Киеве Анатолий Брезвин.
На сегодняшний день киевская НП пребывает в стадии роста: парламентская Народная партия может набрать в Киеве 7,6%, блок Владимира Литвина –9,7%. Председатель фракции Виктор Пилипишин, в сентябре назначенный зампредседателя КГГА, считается достаточно влиятельным киевским политиком и бизнесменом. Назначение Пилипишина заместителем Александра Омельченко наблюдатели оценили как возможность компромисса между Литвином и Омельченко на выборах киевского городского головы.
При этом «народнопартийца» Анатолия Коваленко, председателя Печерской РГА, называют потенциальным кандидатом на пост Киевского городского головы от НП. Правда, эксперты оценивают его шансы как крайне низкие.
«Єдність»
При всех центробежных процессах в Киевсовете, фракция «Єдність» остается второй по величине после фракции НСНУ: она насчитывает 16 человек. В “Єдності” пребывает секретарь Киевсовета, лидер одноименной партии Владимир Яловой – один из самых близких к Омельченко людей в киевской власти. Яловой, ставший преемником Омельченко в качестве председателя омельченковской партии, также видит себя его преемником и на посту мэра столицы. Правда, с оговоркой – «если не будет баллотироваться сам Сан Саныч».
При том, что Омельченко формально покинул партию «Єдність», она, несомненно, остается именно ЕГО партией. Верными «Єдності» остались замы Омельченко в КГГА Валерий Бидный, Иван Данькевич, Игорь Лысов, начальник управления КГГА Владимир Гриненко, руководители профильных комиссий Киевсовета Валентин Дрозденко, Анна Матико-Бубнова, Михаил Салюта и др.
Учитывая присутствие замов Омельченко и верных ему людей, скажем, во фракции НСНУ, Сан Саныч сумел равномерно распределить своих людей в стратегически важных точках: это полностью соответствует природе Сан Саныча – людей, на которых, в случае необходимости, можно положиться, нужно иметь везде. Но рассчитывать следует, прежде всего, на себя.
А “Єдність”, что бы там ни было, - это и есть Сан Саныч, и “єднівці” это понимают. Рейтинг лично Омельченко в Киеве – около 30%, баланс доверия составляет +10% (столько же у Тимошенко), за него как за мэра готовы проголосовать 17,3% киевлян – пока самый високий результат среди возможных кандидатов (фонд “Демократические инициативы”, фирма “Юкрейниан социолоджи сервис”, октябрь 2005 года). При этом рейтинг партии под руководством Ялового – 3,6% (агентство Think Tank, август 2005 года), результат же выборов 2002-го – 11%  по Киеву.
Вероятно, “Єдність” будет ориентироваться, прежде всего, на выборы в Киевсовет и может рассчитывать при этом на пристойный результат. Как бы то ни было, в Киеве партия имеет достаточно развитую структуру, пусть и построенную административно-командными методами. Кроме этого, адмиресурс остается в руках столичных чиновников, большинство из которых остаются верными Сан Санычу.
Если же выборы мэра выиграет Омельченко, “Єдність” сохранит свои позиции в столичной  исполнительной власти и продолжит оставаться самым мощным ее форпостом.            
СПУ
Социалисты в Киевсовете с некоторых пор присутствуют на фракционной карте Киевсовета в количестве 5 человек. В персоналиях «социалисты» Киевсовета выглядят так: члены партии «Єдність» Владислав Збуржинский (начальник регионального отделения ФГИ в г.Киеве), Анатолий Карпенко (президент ЗАО «Полюс»), Владимир Старовойт (советник председателя правления АБ «Национальные инвестиции»), Александр Овчар (сеть торгово-развлекательных комплексов «Квадрат») и Георгий Дигам (ООО «Фокстрот»).
Есть основания предполагать, что компания «Фокстрот» будет одним из основных финансовых доноров СПУ, в частности, на выборах в Киеве. Александр Мороз лично поддерживал вице-президента «Фокстрота» Геннадия Выходцева на довыборах в Киевсовет по 60-му округу.
В принципе, рейтинг СПУ в Киеве достаточен для попадания в Киевсовет – 4-6%, и, что важно, сравнительно устойчив. Рейтинг лично Александра Мороза среди киевлян достигает 4,7%, в первом туре президентских выборов 2004 года по Киеву он получил лучший результат, чем Александр Омельченко – 5,4%, но баланс доверия к этому политику отрицательный – 8% (фонд «Демократические инициативы», фирма «Юкрейниан социолоджи сервис», октябрь 2005 года).
При том, что лидером киевских социалистов является председатель ФГИ Валентина Семенюк, структуру СПУ в Киеве нельзя назвать развитой. Эксперты объясняют это особенностями идеологии украинских социалистов, ориентированных скорее на сельский электорат, чем на избирателей мегаполисов. Поэтому в таких округах как Киев СПУ вынуждена будет блокироваться с какими-либо политическими силами, согласными на вторые роли в этом альянсе.
УНП
Партия Юрия Костенко не имеет сильных позиций в Киевсовете: ее фракция на сегодня насчитывает 5 человек. Зато все они демонстрируют крайнюю идейность, все члены УНП. Среди них – начальник управления КГГА Александр Кулик и председатель комиссии Киевсовета по земельным вопросам Дмитрий Гуленко, занявший этот пост после скандала с землей в Пуще-Водице.
В Киевсовет также пытался попасть еще один активист УНП – Петр Головатенко, на довыборах в округе №60. Но депутатом ему стать не удалось, равно как и его сопернику, заму Омельченко Анатолию Муховикову, о чем шла речь выше.
Вхождение в блок «Наша Украина» в 2002 году, безусловно, позволило УНП пройти в парламент и получить определенное количество мест в местных советах, в частности, в Киеве, но нанесло урон структуре партии. Кроме этого, после образования НСНУ произошел отток части «костенковцев» в партию Президента. Рейтинг УНП в Киеве на выборах в парламент составляет 1,3% (фонд «Демократические инициативы», фирма «Юкрейниан социолоджи сервис», октябрь 2005 года).
Тем не менее, у УНП есть свой кандидат в мэры города Киева – это киевлянин, народный депутат Валерий Асадчев. В качестве первого номера списка УНП в Киевсовет эксперты также называют Александра Слободяна, почетного президента пивзавода «Оболонь».
Внефракционные  
«Чистилище» Кивсовета сопоставимо с достаточно мощной фракцией и насчитывает на сегодня 15 человек. Правда, эта «фракция» абсолютно нестабильна и весьма разнообразна по составу персоналий. К примеру, во времена интенсивного броуновского движения депутатов, внефракционных было порой больше 30. Правда и то, что председатель Киевсовета Александр Омельченко на каждой сессии Киевсовета призывает этих депутатов определятся с фракциями. И они потихоньку определяются.
Кто же пока думает? Думают, к примеру, Владимир Дейнега и Игорь Дзвонык (оба – сеть магазинов «Арго»), Игорь Скосарь (СП Bon Appetit), Василий Товстый («Киевгорстрой»), экс-председатель земельной комиссии Киевсовета Николай Легеза, снятый после скандалов в Пуще-Водице, уже упоминаемые «единоукраинцы» Игорь Шовкун и Александр Прогнимак, а также лидер общественной организации «Голос громады Киева» Виктор Иванченко, с чьей подачи ситуация с землями в Пуще и получила такой резонанс.
Анамнез и диагноз
На сегодняшний день Киевскому городскому главе Александру Омельченко с переменным успехом удается контролировать возглавляемый им Киевсовет. Но, как свидетельствует практика, эта подконтрольность достаточно зыбка. К примеру, во время Помаранчевой революции неформальным лидером Киевсовета стал народный депутат Владимир Бондаренко, впоследствии вознамерившийся занять кресло столичного мэра: достаточно вспомнить решение Киевсовета после второго тура голосования на выборах президента о поддержке Виктора Ющенко, принятого вразрез с мнением Александра Омельченко. Неформальными лидерами Киевсовета могут, при определенных обстоятельствах, стать и другие всеукраинские политики – скажем, Николай Томенко, Юлия Тимошенко и др.
К тому же, в случае решения Александра Омельченко не баллотироваться на пост столичного головы, рычаги сдерживания в Киевсовете ослабятся: депутаты, уже сегодня разбившиеся на фракции, ориентированные на разные политические силы, утратят привычный киевский «маяк». Подобное может произойти и в случае, если у Омельченко появится реальный противник на этих выборах. В любом из этих случаев можно прогнозировать недееспособность Киевсовета, к примеру, из-за отсутствия кворума.            
При всем при этом есть основания предполагать, что после выборов-2006 политическая структура, по сравнению с картиной осени-2005 Киевсовета не претерпит существенных изменений. В Киевсовет, разумеется, пройдут лидеры киевских рейтингов НСНУ, БЮТ, партия “Єдність”, Народная партия Литвина, возможно, социалисты и, возможно, УНП, если сумеет правильно сблокироваться. Также эксперты полагают, что шансы на попадание в Киевсовет есть и у Партии Регионов, возможно, благодаря ресурсной базе СДПУ(о).
Вполне возможно, в следующем составе Киевсовета, невзирая на партийные списки, мы увидим немало «старых» лиц. Для этого есть свои объективные причины. Во-первых, люди Омельченко настолько вросли в систему власти, что в одночасье сместить их вряд ли возможно - как бы то ни было, админресурс будет работать именно на них.
Во-вторых, депутаты Киевсовета имеют возможность непосредственно решать многие вопросы, волнующие их избирателей. В отличие от депутатов ВР, городские депутаты имеют для этого средства из городского бюджета: если в 1998-2002 депутат оперировал суммами в сто-двести тысяч гривень, то нынешние депутаты на нужды округа получают больше 600 тысяч, а в будущем эта цифра может еще и увеличиться. Можно предположить, что партии, формирующие списки на выборы в местные советы, не обойдут своим вниманием тех, кто, по их мнению, уже заработал авторитет непосредственно на округе.  
Важно другое: если не произойдет системных изменений во власти, не будут найдены и применены новые управленческие подходы, в Киеве все останется, как есть, вне зависимости от того, кто станет мэром или сформирует большинство в Киевсовете.
Как убить Дракона
«Феномен киевской мэрии, вне зависимости от фамилии мэра – это феномен «коллекстивного Омельченко», - считает политолог Андрей Ермолаев. – Заметьте, все, кто заявляет о желании баллотироваться на пост столичного головы, говорят именно о власти, а не о самоуправлении. На сегодня необходимо совершить революцию самоуправления – не в плане «Майдана», а в смысле радикальности реформ. Формально это действительно связано с реформой политической системы, но дело не только в этом. Но настоящие демократические преобразования рано или поздно создадут реальные социальные предпосылки для возрождения громад – единиц самоуправления, способных организовать гражданское общество, о котором идет речь …»
Ермолаев считает, что по этой части Киев демонстрирует наихудшие традиции, что весьма печально, так как год назад столица сумела показать, что именно она является форвардом политических прорывов. На сегодня в этом плане ее уже обгоняют такие города Украины как Львов, Харьков, Одесса…
Каковы пути выхода из сложившегося положения вещей?
«Необходимо сменить «коллективного Омельченко» на коллективного «лидера громады», новый коллективный механизм, выражающий интересы этой громады,  - уверен Ермолаев.
Но как?
«Политика в нашей стране строится не на принципах, а на интересах, - считает его коллега Сергей Дацюк. – Если есть интерес какой-либо политической группы в переменах, эти перемены происходят. Так произошли перемены на уровне центральной власти, и обусловлены они были и конфликтом интересов элит в том числе…»
Можно ли говорить о конфликте интересов элит в городе Киеве? С одной стороны, да: ярким примером может быть строительный бизнес в столице, контролируемый Александром Омельченко и его ближайшим окружением. С другой стороны, сегодняшнее положение вещей устраивает большинство держателей акций столичной власти: произошедшее в стране за последний год подтверждает старое правило – «от добра добра не ищут».
К тому же, учитывая нынешний состав Киевсовета с, по крайней мере, третью бизнесменов, есть основания полагать, что их количество в новом представительском органе столицы только увеличится. Принцип отделения власти от бизнеса, декларируемый Президентом, вряд ли получит воплощение как в стенах ВР, так и Киевсовета: партиям нужны деньги, а тем, у кого они есть – власть.

0 коментарі:

Отправить комментарий