1/25/2006

"Товарищи из глубинки"

Местные избирательные кампании могут существенным образом сказаться на результатах общенациональных выборов

Выдвижение кандидатов в местные органы власти еще не завершилось, но, например, Николай Томенко уже пообещал, что БЮТ до 30 февраля пересмотрит свои списки в местные советы. В ближайшее время всерьез заняться "регионалкой" будут вынуждены и остальные участники избирательного процесса. За 8 недель до выборов партии только озадачились необходимостью ведения дополнительных - местных - кампаний. Говорить же о наличии общепартийных стратегий, а, тем более, плана дальнейшего разворачивания деятельности партийных фракций в местных советах, пока не приходится.




К местным выборам по пропорциональной системе не готовы не только избиратели, до сих пор, зачастую, не подозревающие, как им придется голосовать 26 марта. "Пропорционалка" стала вызовом и для партий, инициировавших ее введение. С одной стороны, партии оказались не готовы взять на себя дополнительную финансовую нагрузку, с другой - укомплектовать списки надежными подготовленными партийцами, которые "понесут" партийные принципы в местные советы.

Решение глобальных политических вопросов (комплектования центральных списков и вопрос газа) привело к тому, что выборы в местные органы власти были отданы на откуп местным политическим элитам (именно им, а не партийным организациям, существование которых у многих партий и сегодня - условность).

Такое решение имело определенный смысл: местные элиты имеют опыт участия в местных выборах, представляют свой интерес в местных советах, а значит, заинтересованы в своем прохождении, и, следовательно, как-то должны позаботиться о местном партийном списке. Так, во всяком случае, размышляли в Киеве.

С другой стороны, многие кандидаты в регионах рассматривали свое попадание в список как гарантию прохождения и, фактически, лишь ожидают вручения мандата. Они уверены, что необходимый процент обеспечит партия, нередко получившая с кандидата нечто большее, чем его авторитет.

В Киеве же уверены, что местные выборы идут полным ходом, и лишь усиливают центральную кампанию. В регионах, наоборот, надеются, что Центр все решит регулярным появлением телероликов на центральных каналах.

Волнение заметно среди партийного менеджмента - того, который осуществляет коммуникации между "народом" и лидером. Вопрос особо остро стал проявляться во время проведения партийных конференций. Оказалось, что желательно идти на местные выборы не с той программой, которую блок подает в ЦИК. В партиях со сложной иерархией партийцы боятся брать на себя ответственность за содержание местных программ и ждут, когда им спустят "козу" сверху. В большинстве партий не поступало не только идеологических "болванок" для местных выборов, но и образцов единого стиля, который позволит "прошить" полиграфию на общенациональном и местном уровне единой идеей. И если вопрос визуализации еще может быть снят "по ходу", то проблема соответствия образу партии лиц в первых пятерках местных списков вряд ли удастся решить. Проще говоря, поддерживая "женщину с косой", избиратель рискует увидеть в местном списке того же блока лица, вызывающие ассоциации лишь с наименее приятными эпизодами из жизни родного города. И за оставшееся до выборов время практически невозможно доказать, что данный человек - и верный член команды, и достойный продолжатель дела, например, Юлии Тимошенко, на местном уровне.



Решив вопрос команды (или, хотя бы, заявки на команду) на общенациональном уровне, партии не смогли сделать это на местном. Хуже всего обстоит дело с "привязкой" людей, на скорую руку пополнивших ряды партии, к киевским лидерам.

Перенося парламентский рейтинг на местный уровень, партии не озадачивались вопросом, - а как в действительности будет происходить выбор? Для обеспечения "передачи голосов" необходимо было "сшивать" местные и общенациональные кампании - например, у Компартии этот процесс происходит сам собой - настолько силен для своего избирателя "бренд" КПУ. Но в остальных политсилах вопрос интеграции кампаний разного уровня только начинает подниматься. Пока же, в особо "продвинутых" регионах, как, например, Киев - можно наблюдать ведение двух параллельных кампаний центральными и городскими штабами с несогласованными планами и посылами. В ближайшее время эта разноголосица будет дополнена районными кампаниями.

Если кто-то из теперешних депутатов местных советов и ощутил необходимость ведения отдельной кампании для местного списка, то, исходя их своего предыдущего опыта, пошел по пути разворачивания до уровня города решений, опробованных в рамках отдельного мажоритарного округа. Такой подход ведет в тупик не только из-за резкого удорожания кампании, но и невозможности "осчастливить" в одночасье весь город.



ШЕСТЬ НЕДЕЛЬ ОЖИДАНИЯ

Оставшееся до дня выборов время можно рассматривать как эксперимент. Все, как это принято, собираются поучиться на собственных ошибках. Трудность применения опыта соседей (как с Запада, так и с Востока) в том, что никто из них не экспериментировал с совмещением местных и парламентских выборов, - а потому нам сложно предугадать поведение избирателя. Очевидно, что пока для него существуют лишь парламентская и мэрская кампании.

Для большей части лидеров политических сил местные выборы в диковинку - раньше они проходили параллельно к основной кампании, и были скорее самодеятельностью местного партактива, нежели целями политической силы (исключение составляли лишь несколько партий).

После 26 марта киевская партийная верхушка поймет значение работы с регионами - более тесной, нежели поездки "на места" и фуршеты с партактивом на съездах. И дополнительную головную боль в виде инициатив оторванных от киевских проблем фракций, как уже было, например, в Ивано-Франковском горсовете, прошедшем партийную структуризацию раньше: когда представители одной из партий инициировали вопрос льгот бойцам дивизии СС "Галичина".

За прошедшие два месяца, когда партии ощутили свое возросшее значение для регионов, понимание киевскими политиками значимости этих выборов, к сожалению, не доросло до той функции, которую они начали играть. Показательный пример - на сегодня ни одна из сил не предложила реального алгоритма своих региональных кампаний.

После 13 февраля, когда закончится выдвижение кандидатов и начнется полноформатная местная кампания - до дня выборов останется всего 6 недель и вряд ли за это время что-то радикально измениться. В регионах не знают, как начинать местную кампанию и с чем идти к избирателю. Главная опасность кроется в том, что местные политтехнологи пойдут путем внедрения собственных креативных разработок. Разнобой в стиле общенациональной и местной кампании (который уже явно прослеживается) - далеко не самое худшее. В некоторых случаях представляет опасность уже само озвучивание списка респектабельной политической силы на местном уровне.



ВОЗМОЖНЫЕ СТРАТЕГИИ

Проблему совмещения "мажоритарки" и "пропорционалки", существовавшую в 1998 и 2002 годах, партии перенесли на теперешние совмещенные выборы. С другой стороны, даже появляющееся понимание необходимости ведения кампаний местных списков вряд ли позволит за столь короткий период исправить уже совершенные ошибки.

Еще одна проблема местных списков - "локальная повестка" забивается общенациональной кампанией. И если региональным политическим проектам удается "выстрелить" благодаря актуальности местных проблем, то местные списки партий-лидеров просто не способны "выскочить" за границы базового электората своей политической силы.

При этом вполне возможно построение нескольких стратегий по включению локальных кампаний в общенациональную. Так, местная кампания может существовать как продолжение основной кампании политической силы - развитие заявленных идей на местном уровне и подбор людей, отвечающих образу политической силы: например, Анатолий Кукоба как продолжение Виктора Януковича и команды Регионов на Полтавщине.

Другой вариант - местная кампания как усиление основной кампании, что подходит не самым рейтинговым политическим силам. В таком случае сильный местный список может не только получить результат больший, чем список на парламентских выборах, но и принести дополнительные голоса центральному списку - как, например, список Гурвица "Наша Украина" в Одессе приносит дополнительные голоса общенациональной "Нашей Украине", корректируя для одесситов образ этой политической силы.

Вместо этого наиболее популярными среди украинских партий стали два других решения, имеющих весьма сомнительную ценность. Это ведение местных кампаний как автономных проектов. Проще говоря, когда местные штабы ведут свою кампанию, перехватывая с центральной кампании элементы - логотипы, флаги, но - не более того.

Самым же популярным можно считать "решение" в виде отсутствия местной кампании как таковой, что вообще снимает вопрос состава списка, - он просто не будет показан до дня выборов. Если предположить, что в такую игру в отдельно взятом Урюпинске играют все участники местных выборов, то не исключено, что от безысходности избиратель проголосует на местных выборах синхронно с парламентскими (узнаваемость персонажей из этих списков традиционно равна нулю). Однако если в эту игру вступает какой-либо сильный игрок, как, например, список во главе с депутатом ВР-мажоритарщиком от этого округа, то картина кардинально меняется. Располагая достаточным информационным ресурсом, несложно переиграть ситуацию, повторив нередкий результат "мажоритарки", когда выдвиженцы от рейтинговых партий оказываются середнячками в общем зачете, а побеждает кандидат от малопопулярной в регионе партии.

В эту игру успешно играют региональные политические блоки - и тут результат напрямую зависит от размеров округа. И если в Киеве проблемой успешного проекта "Гражданский актив Киева" является получение 5%, то в городах с населением до 100 000 условный блок "Разом з мэром" рассчитывает на получение как минимум 30%-го результата (при личном рейтинге мэра в 50%).

Тем более что такие региональные блоки часто следуют правилу "золотого списка", набирая к себе в команду неполитических персонажей, пользующихся авторитетом на местном уровне.

Общей проблемой всех политических сил остается отсутствие системной игры и замыкание политического процесса на парламенте, а отсюда и разнородность региональных списков. По своим взглядам, ориентирам, возрасту и политической истории НСНУ, БЮТ, Партия регионов и Народный блок Литвина - не команды, уже задумавшие цельную политику в регионах после 26 марта. Это конгломерат иногда оппонирующих региональных групп, преследующих свои собственные интересы. Более того, зачастую не берущих в расчет возможность появления интереса к регионам со стороны партийного центра. То есть, в случае какого-либо диктата из Киева эти люди с легкостью покинут ряды партии и пополнят ряды внефракционных депутатов.

Не исключено, что, столкнувшись с необходимостью проведения политики в местных советах и получив отпор от депутатов, прошедших по их спискам, партии-лидеры через два года инициируют новые местные выборы на основании расширения полномочий местных советов. Ведь совмещенные местные и парламентские выборы поставили региональные силы в неравные условия. В дальнейшем их необходимо развести, что позволит партиям глубже подойти к местным выборам, а это заодно сравняет шансы региональных проектов и общенациональных политбрендов...

...В октябре 2002 года в Польше прошли первые местные выборы по пропорциональной системе. Им предшествовала громадная просветительская кампания. Реформа, проводимая, прежде всего, в интересах местного самоуправления, предусматривала возможность создания непартийных местных избирательных комитетов, выставляющих свои списки наряду с партиями. Необходимость такой нормы у нас связана исключительно с упрощением вопроса легализации местных движений. С одной стороны, существует проблема оформления местных политических движений - партии не способны, а иногда просто опасаются встраивать в себя местные политические группы. С другой стороны, на следующих местных выборах условия предоставления местных организаций для легализации местных политпроектов могут значительно измениться - партии-аутсайдеры поймут свою востребованность. Не исключено, что мощные местные группы пойдут по пути регистрации собственных партий исключительно ради местных выборов - как это произошло с "Европейской столицей".

Пока же, партии-лидеры фрагментарно включаются в местную политику. Прежде всего, проявляя интерес к Киеву. Возвращаясь к обещанию г-на Томенко пересмотреть списки БЮТ на местных выборах, стоит обратить вниманию на предысторию такого заявления. В стенах киевской власти уверены, что причиной подобного заявления являются результаты встречи г-на Томенко - как переговорщика от БЮТ - с Александром Омельченко. Главным условием поддержки кандидатуры действующего мэра Николай Томенко назвал включение БЮТ в систему киевской власти. Прежде всего, - в виде назначения первого зама от самой рейтинговой в столице политической силы. На этом посту БЮТ хотел бы видеть... Михаила Бродского, и уже сейчас. Реакция г-на Омельченко была вполне предсказуемой. Продолжением истории стали чистки в столичном списке БЮТ - оттуда будут исключены кандидаты, рекомендованные Александром Омельченко...

Такая ситуация, когда кандидаты являются всего лишь пешками, а не полноценными участниками кампании, и полностью зависимы от симпатий центрального руководства, выгодна основным политическим силам. Поэтому рассчитывать на то, что эти силы инициируют ведение полноправных местных кампаний, вряд ли приходится. Ведь в противном случае избавиться от местного кандидата, активно заявившего о себе в каком-либо регионе, без скандала не удастся. Партийные же организации на местах ожидают: когда же, наконец, откроется центральное финансирование, позволяющие заявить о себе на местном уровне? Но вряд ли они его дождутся на этих выборах.
Павел Карайченцев, Дмитрий Джангиров
"Новый понедельник"

0 коментарі:

Отправить комментарий