12/13/2014

ЗН: Местные выборы в Польше: шаг назад в становлении территориального самоуправления

Это должны были быть очередные скучные местные выборы, с традиционно низкой явкой и без особых неожиданностей. Как, собственно, уже неоднократно бывало в Польше. Произошло политическое землетрясение: скандал с провалом системы для подсчета голосов, рекордным количеством недействительных бюллетеней, неожиданно высоким результатом пророссийской Польской крестьянской партии (ПКП) и упреками со стороны оппозиции, что выборы сфальсифицированы. 

Кого избирали
Прежде всего — о самих местных выборах. Они проходили в два тура — 16 и 30 ноября. 16 ноября поляки избирали депутатов местных (городских или гминных) советов, уездных советов и воеводских сеймиков (соответствие областного совета) — в этих случаях выборы проходили в один тур. Кроме того, 16 ноября состоялся первый тур прямых выборов мэров городов (если это касается большого города — его называют президентом города, поменьше — бургомистром) и войтов сельских гмин. В тех городах и гминах, где ни один из кандидатов не набрал 50% голосов, 30 ноября состоялся второй тур.
Прямые выборы лидеров города или гмины проходят в Польше с 2002 г. Раньше городского президента, бургомистра или войта избирали депутаты городского или гминного совета. А руководителя уезда, т.е. старосту, и маршалка воеводства избирают депутаты Совета уезда и сеймика.
"Пидрахуй" по-польски
Эти выборы не отличались бы ничем особенным от предыдущих, если бы не полный провал информационной системы подсчета голосов, произошедший уже в первую ночь после выборов. Система не только не работала, но и оказалась незащищенной от доступа в нее случайных лиц. На практике не только хакеры — любой человек мог легко войти в систему Государственной избирательной комиссии и поставить там что угодно. Поэтому, например, в Щецине система сначала показала, что мэром этой метрополии стал человек, который... вообще не баллотировался. 
Как следствие, результаты первого тура выборов были обнародованы только в четверг. Причем поломка информационной системы — лишь вершина айсберга недостатков этих выборов.
Прежде всего, возник вопрос, зачем Государственная избирательная комиссия заказала новую информационную систему для выборов буквально за несколько недель до голосования, если было известно, что за такое короткое время создать и испытать ее невозможно. И, вообще, зачем ее было менять, если прежняя работала хорошо (примером чего были хотя бы майские выборы в Европарламент, которые прошли без каких-либо проблем). 
Кроме того, появился вопрос информационной неграмотности Государственной избирательной комиссии, в состав которой входят вышедшие на пенсию судьи. Они — прекрасные специалисты по правовым вопросам, с большим юридическим опытом и государственным подходом, но среди них не нашлось ни одного, кто хоть немного разбирался бы в технических вопросах. Что и послужило причиной отставки почти всего руководства (за исключением одного человека) и начала серьезной дискуссии о полном изменении системы организации выборов.
Поводом к критике выборов стало также рекордное количество недействительных бюллетеней — целых 18% при голосовании за кандидатов в сеймики воеводств. Чем это объяснить? Частично — сознательным сопротивлением избирателей (в Польше нет графы "не поддерживаю ни одного кандидата", поэтому некоторые сознательно идут на выборы и отдают недействительный голос). 
Кроме того, еще более важной причиной была неточная инструкция от Государственной избирательной комиссии: "поставить один крестик на избирательном бюллетене" (польской: karta do głosowania) многие избиратели поняли как "поставить один крестик на каждом листе в избирательном бюллетене" (здесь речь идет о нюансах польского языка). Многие указывали и на то, что неточная инструкция способствовала одной партии — ПКП, которая была первой в списке.
Одним из последствий проведенных выборов стали открытые призывы к их повторному проведению со стороны двух оппозиционных партий — Закона и справедливости и Союза демократической левицы. Ярослав Качиньский и его сторонники откровенно заявляют, что выборы были сфальсифицированы, и призывают людей выйти на улицу 13 декабря, в годовщину введения военного положения в 1981 г. Однако, по мнению комментаторов, не связанных со средой ЗиС, такие призывы — очевидное преувеличение, а Качиньский таким образом "подкладывает огонь под польскую демократию".
Победа Путина
Поскольку это были все-таки местные выборы, выводы о результатах отдельных партий можно делать только на уровне выборов в воеводские сеймики. Именно там проходили сугубо партийные голосования, а у местных комитетов не было на этих выборах ни малейших шансов на преодоление пятипроцентного барьера. 
Итак, общепольские результаты на выборах в сеймики выглядят следующим образом: Закон и справедливость (партия Ярослава Качиньского) — 26,8%, Гражданская платформа — 26,4%, Польская крестьянская партия (коалиционный партнер Платформы) — 23,7%, Союз демократической левицы (лидер Лешек Милер) — 8,8%. Однако в пересчете на мандаты картинка меняется: лидером является Платформа, опережающая ЗиС. В 15 из 16 воеводств коалицию создадут Гражданская платформа и ПСП, так же, как и в парламенте. ЗиС будет править только в приграничном с Украиной Прикарпатье.
Такой хороший (лучше, чем четыре года назад) результат коалиции следует из весьма хорошего результата Польской крестьянской партии, в то время как Гражданская платформа немного потеряла, по сравнению с предыдущим волеизъявлением. Избирательный успех ПКП — самая большая неожиданность этих выборов. Она получила аж 23,7%, тогда как на последних выборах в Европарламент (май 2014 г.) получила всего 6,8%, а на парламентских 2011 г. — 8,4%. 
Комментаторы связывают этот успех с пророссийской позицией, которую в течение последних месяцев занимал меньший коалиционный партнер правительства Евы Копач. ПКП последовательно подчеркивала, что "наши политики не ездили на Майдан", и критиковали политику поддержки Украины, "из-за которой наши крестьяне страдают в результате российских санкций". ПКП самым активным образом выступает за укрепление сотрудничества с Калининградской областью и не поддерживает предложения ударить по ней санкциями. Именно благодаря позиции Крестьянской партии сотрудничество с Калининградской областью развивается интенсивно, как никогда ранее, а россиянам разрешен безвизовый въезд в Польшу, чем, кроме обычных туристов, пользуются также лица, создающие угрозу польской национальной безопасности.
Хороший результат ПКП указывает на то, что эта партия существенным образом усилит свое влияние на политике коалиционного правительства Евы Копач. Лучше всего это будет видно именно на восточном направлении: можно ожидать дальнейшего укрепления сотрудничества с Калининградской областью и послабления реальной активности на украинском направлении. То есть официальная Варшава и в дальнейшем на словах будет поддерживать Украину, но это не всегда будет влиять на практику. 
Замечательный пример таких двойных стандартов — невыполнение деклараций польского МИДа от сентября 2013 г. о том, что польские консульства массово будут выдавать украинцам пятилетние визы, о чем ZN.UA уже писало. Теперь, после укрепления позиций ПКП, о положительных сдвигах в этом важном для украинцев деле придется забыть. Вместо ‘того можно будет ожидать большего давления в вопросе дальнейшей либерализации визового режима с Россией, поскольку жители Калининграда тратят большие деньги в Гданьске и Варминско-Мазурском воеводстве, где победила Польская крестьянская партия.
Поражение левых и местных комитетов
Среди парламентских партий самое большое поражение потерпело "Твое движение" Януша Паликота. Эта партия не получила ни одного депутата в сеймиках, кроме того, она получила минимальную поддержку на выборах в советы гмин и уездов. Единственный успех Паликота — должность мэра стотысячного Слупска (в Поморском воеводстве) для Роберта Бедроня — известного политика "Твоего движения", депутата Сейма и активиста кампании за права геев.
Еще один побежденный — Лешек Миллер и его Союз демократической левицы. Вместо того, чтобы быть третьей силой и будущим коалиционным партнером Платформы, они наполовину уменьшили количество депутатов в сеймиках.
Однако самое большое поражение на этих выборах постигло не так отдельные партии, как саму идею децентрализации. Ни в одном сеймике нет представителей местных комитетов, а кто станет маршалком Малопольского или Варминско-Мазурского воеводства — решают не в Кракове и Ольштине, как это было еще четыре или восемь лет назад, а во властных коридорах в Варшаве. 
Очевидно, не это имел в виду премьер Ежи Бузек, когда в 1997 г. сказал: "Мы получили власть, чтобы отдать ее людям". Когда в 1998 г. создали самоуправляемые сеймики, в них, кроме общепольских партий, было много местных комитетов, а коалиции в воеводствах формировались не всегда так, как в Сейме. Теперь это невозможно — региональные парламенты полностью взяли под контроль политические партии, а конфликт ЗиС—Платформа спустился из Варшавы в самоуправление.
Новые инициативы в городах
Совершенно противоположные тенденции к тем, которые можно видеть в сеймиках, наблюдаются на уровне выборов в городские советы. Правда, и здесь доминируют две большие партии (ЗиС и Платформа), однако новым явлением стал сильный рост т.н. городских движений. То есть совершенно новых инициатив местных активистов, которые борются за конкретные дела, чаще всего связанные с экологией и сопротивлением большим инфраструктурным проектам (например, стадионам).
Самый яркий пример этого явления — Краков, где местные активисты из комитета "Краков против олимпийских игр" заставили город провести в мае референдум, на котором краковчане провалили идею зимней олимпиады 2022 г. В то же время на том же референдуме жители Кракова проголосовали за большее количество велодорожек и начало планирования метрополитена. 
И хотя кандидаты от городских инициатив все же не попали в Раду, они стали катализатором изменений в Кракове и других крупных городах. Именно они внесли в повестку дня новые темы, такие как отказ от строительства больших и дорогих стадионов или концертных залов. Зато больше внимания стало уделяться созданию новых парков, велодорожек, развитию общественного транспорта или идее "общественных бюджетов" и местных референдумов.
Еще одно интересное явление — победа "старых лиц" как в больших городах, так и в сельских гминах. Мэры Кракова, Гданьска, Гдыни, Вроцлава и многих других больших городов только вот были избраны на четвертый срок, а создается впечатление, что будут править пожизненно. Еще труднее снять действующего главу сельских гмин. Ответственный за это ...Евросоюз, щедро дающий местному самоуправлению средства на развитие местной инфраструктуры. Благодаря этим евромиллиардам польские города и села на самом деле радикально меняют свои лица. Причем этот цивилизационный прыжок — не обязательно заслуга конкретного мэра, поскольку инвестиции пришли бы и так, — только ленивый ими не воспользовался бы.
Однако избиратели иначе оценивают эти перемены к лучшему. "У нас много строится, город развивается, значит — действующий мэр хорошо правит, и не надо его переизбирать". Отсюда и предложение Януша Паликота создать лимит двух сроков для мэров и войтов. Это сейчас Сейм не поддерживает, и, скорее всего, все останется по-старому. По мнению Паликота, все хорошо, пока в Польшу широким потоком идут евродотации. Но они в 2020 г. закончатся. А проблемы с монополизацией власти на местах — останутся. 

0 коментарі:

Отправить комментарий